Николай садоков знакомство с девушками

Блаженный Святитель Иоанн Чудотворец, Часть 3 - читать, скачать - иеромонах Серафим (Роуз)

николай садоков знакомство с девушками

знакомства флирт жиган · знакомства девушки казахстана · знакомства . николай садоков знакомства · сайт знакомств горских евреев. протоиерей Павел Рукин, протоиерей Александр Садоков, священник . Отец Николай был последним ректором Вологодской духовной . С духовенством Рождественско-Богородской церкви знакомства Георгий не имел. доводами, и директор Садоков, как ни прижимист был, открыл перед учителем физики кассу. .. Школа мужская, а тут появились девочки, даже девушки. .. и все мое здешнее знакомство, вот и весь наш с Илюшей Новый год ".

В свете вышесказанного представляет интерес всестороннее и комплексное рассмотрение всех форм досуга донских шахтеров в пореформенный период. В это время абсолютное их большинство представляло собой сезонных работников, как правило, из безграмотных крестьян-отходников, бывших носителями традиционной крестьянской культуры и сохранявших связь с деревней, куда они периодически возвращались. К тому же шахтеры в рассматриваемый период проживали в расположенных в степи и отдаленных от других населенных пунктов рудничных поселках.

Такое исследование позволит определить особенности и выявить обусловленные модернизацией изменения в досугово-раз-влекательной культуре шахтеров Дона в пореформенный период. В советской и современной отечественной и зарубежной историографии проблема досуга шахтеров Дона в пореформенный период нашла частичное отражение в монографиях С. Большая Садовая, 33, e-mail: Потолов отмечал, что из-за отсутствия в рудничных поселках соответствующих культурных учреждений шахтеры часто свое свободное время проводили в питейных заведениях.

Койнаша было уделено внимание только трем основным, по их мнению, формам досуга донецких шахтеров и металлистов в конце XIX - начале ХХ вв.: В целом анализ степени разработанности данной темы позволяет сделать вывод о том, что до настоящего времени не было проведено обстоятельное исследование всех без исключения форм досуга донских шахтеров в пореформенный период.

Не была рассмотрена и проблема влияния на особенности и трансформацию досуга шахтеров специфических черт их мировоззрения, социальной психологии и традиционной крестьянской субкультуры.

Схиигуменья Фамарь

Данное обстоятельство обословливает научную актуальность комплексного изучения досугового поведения донских шахтеров в период пореформенной модернизации. Существенное влияние на досуговое поведение донских шахтеров в пореформенный период оказывала унаследованная ими от крестьянского прошлого в силу их происхождения религиозность, которая проявлялась в посещении Nikolay Manukovskiy - Southern Federal University, Bolshaya Sadovaya Street, 33, Rostov-on-Don,e-mail: Обычно, построенные горнопромышленниками при рудниках церкви и храмы шахтеры посещали в воскресные и праздничные дни.

Так, в отчете Наказного Войскового атамана за г. Там же сообщалось, что в г. В этой связи примечательно, что в некоторых случаях религиозность шахтеров проявлялась также и в том, что они, если при крупном руднике не было церкви, выступали за ее создание и даже проявляли готовность жертвовать на это деньги.

Гаршин писал в г. Гаршин, - далеко не так звероподобен по своему облику, как это иногда силятся представить. Одной из основных форм досуга шахтеров на протяжении всего рассматриваемого периода являлось участие в проведении религиозных праздников.

Ветхий Завет. Курс лекций. Часть I

Праздничными днями для донских шахтеров в это время были Благовещенье, Пасха, Рождество, Покров, Троица, День святых Козьмы и Демьяна и многие другие, в том числе и местные престольные. Как замечал штейгер Е. Закон о рабочем времени установил официальное количество религиозных праздников, в число которых входили: Как и крестьяне, донские шахтеры в религиозные праздники в большом количестве употребляли алкоголь. Во многом это было связано с тем, что в пореформенный период часто именно на религиозные праздники приходился день выдачи горнорабочим их заработной платы.

Однако в условиях отсутствия контроля со стороны общины употребление алкоголя у шахтеров приобретало черты делинквентного поведения. Так, по воспоминаниям В. Вересаева об одном из таких праздников, на Вознесенском руднике П. Карпова в г. К вечеру следующего дня, вспоминал В. Воспоминания современников о пьянстве шахтеров во время религиозных праздников подтверждаются также и архивными материалами.

Так, согласно отчету окружного инженера 1-го горного округа в Управление Горной и Соляной частями Области Войска Донского, 24 ноября г. Приказчик шахты и начальник артели, в которой работал Логвиненко, во время следствия рассказали, что 24 ноября после обедни их артель на шахте Андропова вместе с пришедшими к ним в гости рабочими с других шахт в честь праздника пили водку и разошлись поздно вечером [9].

В декабре г. Соколов крестьянин Ефремов- ского уезда Тульской губернииА.

николай садоков знакомство с девушками

Гайдуков крестьянин Новосельского уезда и Корнеев отпускной рядовой 6 декабря г. Согласно рапорту жандармского ротмистра в Екатеринославское жандармское управление, в г. По воспоминаниям старых рабочих, собранным в ходе Историко-Бытовых экспедиций годов, пьянство среди шахтеров, в особенности в праздничные дни, было характерной чертой [12. В целом представленные выше факты свидетельствует о характерном для досуговых практик шахтеров сочетании традиционно крестьянских форм свободного времяпрепровождения с обусловленной отрывом от традиционного социального окружения и отсутствием контроля с его сторны маргинальной психологией, проявляющейся в их досуге в виде различных форм делинквентного поведения.

Еще одной особенностью праздничного досуга донских шахтеров в пореформенный период, подтверждающей этот тезис, являлось широкое распространение среди них, как унаследованных от крестьянского прошлого кулачных боев, так и драк и поножовщины. Об этом свидетельствуют воспоминания рабочих-шахтеров, собранные в ходе Историко-Бытовых экспедиций гг. По воспоминаниям одного из шахтеров, в праздники, когда выдавали заработную плату, часто бывали бои между рабочими разных шахт: По записанным писателем А.

Ионовым воспоминаниям одного донского шахтера, работавшего в конце XIX. Причиной этой драки, как сообщал шахтер-очевдец, послужи- ла мелкая ссора двух рабочих из разных артелей [13. О том же свидетельствуют воспоминания В. Вересаева о празднике на Вознесенском руднике в начале х годов. Вересаев, - уже не драка, это было действительно целое побоище, и побоище нешуточное. Богословские сочинения владыки Иоанна, напечатанные в различных церковных периодических изданиях в течение четырех десятилетий, никогда не были собраны в один.

Имеющиеся сегодня у Свято-Германовского братства наполнили бы книгу в страниц. Его более длинные сочинения написаны им в молодости, еще будучи иеромонахом в Югославии, где его уже признавали выдающимся православным богословом. Особенно ценны его две статьи о софианстве Булгакова, из которых одна очень убедительно и объективно указывает на полное невежество Булгакова в сфере патристики, а вторая еще более ценна как классическое изложение истинного святоотеческого учения о Премудрости Божией.

Более краткие статьи и проповеди владыки Иоанна тоже богословски насыщены. Григория Богослова и в таком же возвышенном, патристическом тоне обличает современное безбожие. В другой, произнесенной в Великий Пяток года, Владыка обращается к умершему Христу, лежащему во гробе.

Стена | ВКонтакте

Она могла бы быть сказанной тем же святым Отцом. Начинаем эту серию публикаций с классического изложения Владыкой Иоанном Православного учения о почитании Божией Матери и важнейших ошибках, направленных против. Предисловие ко второму тому Летописи почитания архиепископа Иоанна Максимовичаизданному в Платине в году Второй том Летописи приснопамятного архиепископа Иоанна Максимовича посвящается его богословским трудам до его епископства.

Печатаются его сочинения, писанные им, когда он был еще в сане иеромонаха. В конце тома издаются впервые его проповеди, записанные им в тетрадь. О том, что владыка Иоанн был выдающимся, одаренным богословом, совсем не отмечено в нашей церковной прессе.

Очевидно, облик его как святителя-чудотворца и миссионера затмил его как большого богослова, к сожалению, не имевшего достаточно времени, чтобы оставить более значительный вклад в богословскую литературу.

Но и того, что у нас осталось, и хотя бы того, что помещено в этом томе, нам достаточно, чтобы убедиться в том, какое высокое место он занимает среди истинных православных богословов ХХ-го века.

Точность догматического изложения, ясность мысли и глубинное проникновение в дух литургического богословия у владыки Иоанна на таком высоком уровне, что вряд ли в наши дни найдутся иные, превзошедшие. А то, что он не ценится как богослов и не упоминается в современной богословской литературе, то это только отражает несозвучность его проповеди экуменическим учениям богословского научного мира нашего времени. Владыка Иоанн жил чистым Православием и, несомненно, рано или поздно будет причислен к лику святых.

Тогда обратят на него внимание и увидят, что он, во всех отношениях, смело может быть назван святым Отцом Святой Православной Апостольской Церкви наравне со святыми Вселенскими Отцами древних времен. Да послужат наши издательские труды к славе богоносного Отца нашего святителя Иоанна Максимовича II-го. Какое замечательное сочетание имен! Но еще знаменательнее оно, когда вспомним, что в тот день, когда по улицам Белграда несли доставленную из земного удела Божией Матери — Святой Горы Афонской — икону Заступницы рода Христианского, в тот именно день исполнилось лет открытия Третьего Вселенского Собора, когда вечером народ торжественно приветствовал святых Отцов, защитивших почитание Богоматери и осудивших еретиков, ее хуливших.

Православные христиане, отделенные друг от друга пространством или веками, объединяются своей любовью к Той, Которая родила Соединившего в одно небесное и земное. Поистине сбылись и сбываются Ее слова: Почитание Божией Матери во дни Ее земной жизни От Апостольских времен и до наших дней все истинно любящие Христа воздают почтение Той, Которая родила Его, воспитывала и оберегала в дни детства.

Еще в дни Ее земной жизни друзья Христовы, апостолы, проявили большую заботливость и преданность по отношению к Матери Господа, в особенности евангелист Иоанн Богослов, который, исполняя волю Ее Божественного Сына, взял к себе и заботился о Ней как о Матери, с того времени, как Господь со креста изрек ему: Евангелист Лука написал несколько Ее изображений, одни вместе с Предвечным Младенцем, другие без Него.

Когда он принес и показал их Пресвятой Деве, Она одобрила их и сказала: Она предпочитала проводить жизнь в тишине и подготовляться к переходу в вечную жизнь. До последнего дня Своей земной жизни Она заботилась о том, чтобы оказаться достойной Царства Сына Своего, и перед смертию молилась, чтобы Он избавил Ее душу от злобных духов, встречающих людские души по пути к небу и стремящихся захватить их, чтобы отвести к себе в ад.

Так как Божия Матерь молилась еще о том, чтобы могла проститься с апостолами, то Господь собрал к Ее кончине и всех апостолов, кроме Фомы, невидимой силой донесенных в тот день в Иерусалим со всех концов вселенной, где они проповедовали, и они присутствовали при Ее блаженном переходе в вечную жизнь. Со священными песнопениями предали апостолы погребению Ее Пречистое тело, а на третий день открыли гроб, чтобы еще раз поклониться останкам Божией Матери, вместе с прибывшим тогда в Иерусалим апостолом Фомой.

Но они не нашли в гробе тела и в недоумении вернулись к себе, а во время трапезы им явилась на воздухе Сама Богоматерь, сияющая небесным светом и поведала, что Сын Ее прославил и тело Ее, и Она, воскрешенная, предстоит Его Престолу. При сем обещала Она быть с ними.

Апостолы с великой радостью приветствовали Богородицу и стали Ее почитать не только как Мать их возлюбленного Учителя и Господа, но и как свою Небесную Помощницу, Покровительницу христиан и Заступницу за весь род людской перед Праведным Судией.

николай садоков знакомство с девушками

Первые недруги почитания Богоматери Чем более распространялась Христова вера, чем больше на земле славилось Имя Спасителя мира, а вместе с Ним и Та, Которая удостоилась быть Матерью Богочеловека, тем больше увеличивалась и ненависть к Ней врагов Христовых.

Мария была Мать Иисусова. Она явила невиданный пример чистоты и праведности, к тому же Она, и переселившись из этой жизни, была могущественною, хотя и невидимою телесными очами, поддержкою христиан. Поэтому все, кто ненавидел Иисуса Христа и не веровал в Него, кто не понимал Его учения, вернее сказать, не хотел понимать так, как понимала Церковь, кто хотел Христову проповедь заменить своими человеческими умствованиями — все они ненависть ко Христу, к Евангелию и Церкви переносили на Пречистую Деву Марию.

Хотели унизить Мать, чтобы тем разрушить и веру в Ее Сына, создать ложное представление о Ней среди людей, чтобы иметь возможность и все христианское учение перестроить на других основаниях. Нанести удар почитанию Ее — значит ударить Христианство по корню, разрушить в самом основании.

И самое начало Ее небесной славы ознаменовалось на земле вспышкой злобы и ненависти к Ней неверных. Когда после Ее Святой кончины, апостолы несли Ее тело для погребения в Гефсиманию к выбранному Ею месту, Иоанн Богослов впереди нес райскую ветвь, которую за три дня перед тем Архангел Гавриил принес Святой Деве, придя с небес возвестить Ей о предстоящем переходе Ее в небесные обители.

Дерзость Афония была тотчас наказана: Архангел Михаил невидимым мечом отсек ему руки, оставшиеся висеть на носилках. Пораженный Афоний, испытывая мучительную боль, в сознании своего греха обратился с молитвой к ненавидимому им дотоле Иисусу и был тотчас исцелен. Он не замедлил принять Христианство и исповедать его пред своими бывшими единоверцами, за что и принял от них мученическую кончину.

Так попытка оскорбить честь Богоматери послужила к Ее большему прославлению. Враги Христовы не решились больше тогда грубою силою проявлять свое непочтение к телу Пречистой, но злоба их не прекратилась. Видя, что Христианство всюду распространяется, они начали распространять про христиан разные гнусные клеветы.

Не пощадили они и имя Матери Христовой и выдумали, будто Иисус из Назарета происходил из низкой и безнравственной среды, и Мать Его дружила с одним римским солдатом. Но ложь была здесь слишком очевидная, чтобы эта выдумка могла привлечь к себе серьезное внимание.

Всю семью Обручника Иосифа и Саму Марию хорошо знали современные им жители Назарета и его окрестностей. В маленьких городках хорошо известны семейные подробности каждого; за чистотой брачной жизни тогда весьма строго наблюдали. Неужели бы к Иисусу с уважением относились, позволяли проповедовать в синагоге, если бы Он был рожден от незаконного сожительства? К Марии был бы применен закон Моисеев, повелевавший побивать камнями подобных лиц; фарисеи не раз бы воспользовались случаем упрекнуть Христа за поведение Его Матери.

А между тем было обратное, Мария пользовалась большим уважением, в Кане была почетною гостьей на свадьбе, и даже, когда осудили Сына Ее, никто не позволил себе высмеивать или порицать Его Мать. Попытки евреев и еретиков опорочить Приснодевство Марии Еврейские клеветники скоро убедились, что опорочить Мать Иисуса почти невозможно, и на основании тех сведений, которыми они сами располагают, гораздо легче доказать Ее похвальную жизнь.

Поэтому они оставляют эту свою клевету, уже подхваченную было язычниками Ориген. Против Цельса, Iи стараются доказать по крайней мере, что Мария не была девою, когда рождала Христа.

Они говорят даже, что и предсказания о рождении Мессии Девою никогда не существовало, что поэтому совершенно напрасно христиане думают возвысить Иисуса тем, что будто на Нем исполнилось пророчество. Нашлись еврейские переводчики Акила, Симах, Феодотионкоторые составили новые переводы Ветхого Завета на греческий язык и в них они известное пророчество Исаии перевели: Да и не только евреи, но и язычники на основании своих преданий и разных предсказаний ожидали, что Избавитель мира родится от Девы.

Евангелие ясно говорило, что Господь Иисус родился от Девы. Позднее Ангел явился к праведному Иосифу, который захотел отпустить из дому Марию, зная что Она зачала, не вступая с ним в брачное сожительство. Иосифу Архангел Гавриил сказал: Прозябший Ааронов жезл, камень без рук отторгнувшийся от горы, виденный Навуходоносором во сне, истолкованном пророком Даниилом, затворенные врата, виденные пророком Иезекиилем, и многое другое в Ветхом Завете прообразовало рождение Девою.

Подобно тому, как Адам был сотворен Словом Божиим из необделанной и девственной земли, так и Себе Слово Божие создало плоть от девственной утробы, когда Сын Божий сделался новым Адамом, чтобы исправить грехопадение первого Адама Св.

Ириней Лионскийкн. Но рождение Бога от Приснодевы явилось камнем преткновения для тех людей, которые желали называться христианами, но не желали смириться умом и ревновать о чистоте жизни. Чистая жизнь Марии явилась укором для тех, которые нечисты и в своих помыслах. В Священном Писании говорится о Христе: Или что значит сказанное: Неужели Господь имеет царствовати лишь столько времени, пока враги Его не будут под ногами Его!

И Давид в четвертом псалме степеней говорит: Итак, пророк будет иметь очи ко Господу до тех пор, пока не испросит милости, а испросивши милость, обратит на землю? О Приснодевстве Блаженной Марии; 1Кор. Спаситель в Евангелии говорит апостолам: Итак, по скончании века Господь отступит от учеников Своих, и тогда, когда они на двенадцати престолах будут судить двенадцать колен израильских, они не будут иметь обещанного общения с Господом?

Неправильно также думать, будто братья и сестры Христовы были детьми Его Пресвятой Матери. Обозначая известное родство между людьми или их духовную близость, эти слова употребляются то в более широком, то в более узком смысле. Во всяком случае, братьями или сестрами называются люди, имеющие общих отца и мать, или только общего отца или мать, даже происходящие от разных отцов и матерей, если их родители позднее овдовевши сочетались браком сводные братьяили же, если их родители связаны близкими степенями родства братья двоюродные.

Из Евангелия нигде не видно, чтобы названные там братья Иисусовы были или считались детьми Его Матери. Наоборот, было известно, что Иаков и другие были сыновьями Иосифа, Обручника Марии, который был вдов и от первой жены имел детей.

Панарион о ереси, Что, так называемые, братья и сестры Господни не были детьми Его Матери, ясно видно из того, что Господь поручил перед смертью Свою Мать возлюбленному Своему ученику Иоанну. Для чего бы Он это делал, если б Она имела еще детей, кроме Него? Они бы сами позаботились о Ней. Сыновья же Иосифа, мнимого отца Иисусова, не считали себя обязанными заботиться о своей, как они думали, мачехе, или, во всяком случае, не питали к ней такой любви, с какой относятся родные дети к родителям, и которую возымел к Ней усыновленный Иоанн.

Таким образом, внимательное изучение Священного Писания с полной ясностью обнаруживает несостоятельность возражений против Приснодевства Марии и посрамляет тех, кто учит. Несторианская ересь, провозгласившая Богородицу только Христородицею, и III Вселенский Собор Когда должны были замолчать те, кто дерзал говорить против святости и непорочности Пресвятой Девы Марии, тогда была сделана попытка разрушить почитание Ее как Божией Матери. В V веке Константинопольский архиепископ Несторий стал проповедовать, что от Марии родился лишь человек Иисус, в которого вселилось Божество и обитало в Нем, как в храме.

Он позволил сначала своему пресвитеру Анастасию, а потом и сам начал открыто поучать в церкви, что Марию нельзя называть Богородицей, так как Она не родила Богочеловека. Он считал унизительным для себя поклоняться Младенцу, обвитому пеленами и лежащему в яслях. Такие проповеди вызвали всеобщее смущение и беспокойство за чистоту веры сначала в Константинополе, а потом и во всех других местах, куда дошли слухи о новом учении.

Прокл, ученик Иоанна Златоустог о, бывший тогда епископом Кизическим, а впоследствии архиепископом Царьградским, в присутствии Нестория произнес в церкви проповедь, в которой исповедовал Сына Божия, родившегося плотию от Девы, которая воистину есть Богородица, ибо уже во чреве Пречистой, во время зачатия, Божество соединилось с зачатым от Святаго Духа Младенцем, Который хотя лишь человеческою Своею природою родился от Девы Марии, но родился уже истинным Богом и истинным человеком.

николай садоков знакомство с девушками

Несторий упорствовал и не соглашался изменить свое учение, говоря, что нужно отличать Иисуса и Сына Божия, что Марию нужно называть не Богородицею, а Христородицею, так как Иисус, родившийся от Марии, был лишь человек — Христос что значит Мессия, помазанникподобный прежним помазанникам Божиим — пророкам, только превосходивший их полнотою общения с Богом.

Учение Нестория, таким образом, являлось отрицанием всего домостроительства Божия, ибо если от Марии родился лишь человек, то не Бог пострадал за нас, а человек. Святой Кирилл, архиепископ Александрийский, узнав об учении Нестория и церковных нестроениях, вызванных им в Константинополе, написал письмо Несторию, в котором убеждал его держаться того учения, которое Церковь исповедовала от своего основания, и не вводить в него ничего нового.

Кирилл писал клиру и народу константинопольскому, чтобы были тверды в Православной вере и не боялись гонений со стороны Нестория на тех, кто не был согласен с. Кирилл обо всем и в Рим, св. Затем подходил основной костяк Вавилонской армии: Обычно царь или глава окруженного города выходил на поклон и сдавался на милость победителям с просьбой сохранить город от уничтожения.

Там меняли правителя, чаще на сына или брата восставшего царя и налагали на город штраф, а дальше все шло, как и. Подобное бывало и в Иудее. Царь Иехония отложился от Вавилона. Иехония с семьей и князьями, евнухами и слугами вышли из города и сдались на милость царя Вавилонского. Тот взял сокровища из храма и золотые сосуды и выселил князей и войско, и кузнецов, художников и плотников в Вавилон, всего десять тысяч.

И воцарил Матфанию, дядю Иехонии, вместо него, и переменил имя его на Седекию. Как правило, вассальные цари правили самовластно и имели свои воинские гарнизоны. Естественно, они обязаны были платить Вавилону установленную дань и по приказу выступать со своим войском на войну, и выполнять еще ряд требований, предусмотренных договором. В каждом городе-вассале был представитель верховной имперской власти, кипу, без присутствия которого, например, нельзя было вскрывать документы, пришедшие из Вавилона.

  • Все об интимной депиляции
  • Николай Евграфович Осипов: очерк жизни и трудов
  • Преподобномученик архимандрит Исаакий (Бобриков), последний настоятель Оптиной Пустыни

В противном же случае, когда бунтовщики упорно сопротивлялись Вавилонской империи, их ждала неизбежная и жестокая, зачастую очень жестокая расправа дабы другим было неповадно. Основную массу Вавилонской армии составляли рекруты и ополченцы из разных областей. Каждый отряд был одет и вооружен по обычаям своего народа, поэтому внешне войско представляло собой довольно пестрое зрелище.

Чего нельзя было сказать об управлении и дисциплине, так как все командиры подразделений армии были преданы царю и прошли хорошую школу.

Еще юношами они получили образование при царском дворе: Потом служба в свите царя, в рядах его пешей тяжеловооруженной охраны, и в конце - всадниками придворной кавалерии. Лишь после участия в нескольких военных походах молодого офицера отправляли в отдаленные области где было неспокойно помощником командира гарнизона или отряда кавалерии. Такую же школу в свое время прошел член знатной семьи выходцев из города Ашшура, Курди-Ашшур. Вавилонская армия включала в себя также и специальные подразделения, которыми руководили инженеры.

В их обязанности входила прокладка дорог там, где это было необходимо, наведение временных мостов и переправ, возведение пандусов при ведении осады. Но, главное, они изготавливали, доставляли к месту и монтировали стенобитные орудия тараныкатапульты и осадные башни. Уважаемые читатели, я специально уделил так много внимания описанию Вавилонской империи и ее армии, чтобы вы увидели, что не ордам "диких Халдеев" пришлось противостоять защитникам Иерусалима, а величайшей в мире и наиболее организованной "военной машине".

К тому же хорошо оснащенной технически. Да, падение города Иерусалима было лишь делом времени. К счастью, а может, наоборот, к несчастью жителей Иерусалима с наступлением зимы большую часть войска царь Вавилонский расквартировал по окрестным городам, а кого и домой отпустил. Лишь продолжался лениво-привычный обстрел города, да вокруг сновали конные патрули кочевников им не привыкать жить зимой в походных условиях.

Кочевники в основном были заняты тем, что, как охотники дичь, вылавливали беглецов из города и продавали их в рабство заезжим купцам-работорговцам из Едома, Моава и других соседних царств. Последнее для Иудеев было даже хуже голода и болезней осады, ибо "братские" народы вели себя с рабами очень жестоко: Кто был покрепче - отправляли в район Петры, на медные рудники, где те через несколько месяцев умирали. Над Иерусалимом тяжелой беспросветной тучей зависла зима.

Да будет по воле господина моего! На другой день после побега Геулы из города, Ханна рассказала обо всем сыну и снохе. Они зашли во двор соседки. В глубине стоял поврежденный домик, в котором было две квадратные комнаты. Используя навыки, приобретенные еще во времена Египетского рабства, евреи чаще всего строили из глиняных кирпичей самана - дом соседки тоже был из. Особенное впечатление производят на людей дома, навсегда покинутые хозяевами.

Еще вчера в них была жизнь, а сегодня, хотя внешне почти ничего не изменилось, даже вода мирно капает, стекая по водостоку в емкость, вырытую в земле, но жизни уже. Нет жизни, осталось только тление и разрушение: Йосеф и Олдама в смущении поспешно покинули соседний уже соседний, а не соседский дом: Они пытались жить, как раньше.

Молодые с утра уходили на строительство оборонительных сооружений города, но по вечерам, Зима набирала силу; одетые в ветхие халаты поверх туник, в сандалиях на босу ногу они брели по утрам, меся грязь и подморозь, в Нижний город: Прилагая неимоверные усилия, часто падая на скользких от грязи ступенях, они уже не могли делать и половины летней нормы.

И так скудные пайки всё урезались день ото дня. Когда заболела мать, Олдама стала все настойчивее просить мужа бежать из осажденного города. Хотя теперь вы уже это знаете, уважаемые читатели, беглецов из города поджидало рабство на медных рудниках или в пустынях Аравии. Так что и бежать, по сути, было уже поздно: Ханна болела все сильнее, страшный кашель разрывал ее, особенно по ночам, щеки покрылись румянцем.

Она истаивала на глазах. Знакомые женщины, вздыхая, судачили меж собой и вспоминали, что пожилые всё-таки легче переносят такие болезни, молодые больше терзаются от жара и даже кашляют с кровью.

Что они, простые жены каменщиков и плотников, могли понимать в болезнях и их лечении? Действуя больше по принципу "хуже не будет", чем осознанно ведя лечение, одна из соседок собрала со смоковницы, растущей тут же во дворе, немного листьев и молодых веток с соцветиями и соплодиями, истолкла в ступке и заварила кипятком.

Олдама поила свекровь таким настоем, и кашель мучил ее меньше, и даже жар спал. Но болезнь не ушла, она пожирала и пожирала жизнь: Ханна исподволь худела и слабела. Тяжело, тягуче, преисполнившись болезнями и первым "урожаем" массового мора жителей Иерусалима, уходила госпожа-зима.

На смену ей вместе с веянием теплого ветра с востока, вместе с ореховым запахом розово-белых цветов миндаля предвещала жизнь матушка-весна. Жизнь пробуждалась везде, даже в осажденном Иерусалиме зазеленели молодой травой крыши домов.

Окрест города виднелись поля и огороды. Незасеянные, они всходили клочками самосевом, кое-где уже набирали колос околки ячменя и пшеницы. Изголодавшиеся жители с великой тоской взирали на свои незасеянные участки. Но печаль их была не о том, что не смогут вкусить с них урожая, а потому что земля бесхозно пропадает, что сады зарастают и дичают неухоженными.

николай садоков знакомство с девушками

Потому что стосковались руки по мирному труду, потому что уходит время позднего сева проса, гороха, дынь и огурцов. Приблизилась середина месяца Нисана. Ни кошерной, ни некошерной пищи у людей почти не. Насколько хватило сил, Олдама и Ханна навели в доме порядок, удалили перед праздником старую закваску просто съели еепотом испекли мацу. Йосеф возблагодарил Всевышнего за избавление их из рабства, и, стоя, они ели мацу с кусочком марора - горькой травы Ханна специально для этого случая приберегла корешок хрена.

Потом Йосеф торжественно прочитал из Торы: Арамейцем - скитальцем был отец мой и спустился в Египет, и проживал там с немногими людьми, и стал там народом великим, сильным и многочисленным.

Но худо поступали с нами Египтяне и притесняли нас, и возлагали на нас работу тяжкую; и возопили мы к Господу, Богу отцов наших, и услышал Господь голос наш, и увидел бедствие наше и труды наши, и угнетение наше.

Знакомство с девушками на улице в Москве. Лёгкость и позитив - формула твоего успеха в пикапе.

И вывел нас Господь из Египта рукою сильною и мышцею простертою, и страхом великим, и знамениями, и чудесами. Трапеза закончилась, но ощущение праздника так и не пришло. Да и в городе никто не пел веселых песен в ту ночь, никто не танцевал в хороводах. Традиция в умирающем городе еще жила, но праздника уже не. В течение всей зимы Йосеф никак не мог решиться, - нет, не бежать: Он не мог решиться предать, именно так он воспринимал бегство из родного города.

Сколько Олдама ни увещевала, что ему были сказаны слова от Всевышнего, сколько ни просила за себя и за мать, Йосеф упрямо молчал. Поначалу и мать пыталась уговаривать сына. Когда же заболела, все больше молчала и лишь вопросительно ждала: И вот, наконец, Йосеф решил: Услышав решение, Ханна заплакала: Олдама же приняла слова мужа удивительно спокойно: Слова приветствия, в этот раз впервые сказанные в завершение пасхальной вечери во многих домах Иудеев: Все понимали, что будущего года у них уже не.

И как жить с расплющившим душу камнем такого знания? Так и вина нет, - есть только смердящая страхом и смертью действительность. Кавалерийский отряд Курди-Ашшура квартировался в семидесяти километрах севернее Иерусалима, в городе Сихеме.

Вместе с ними зимовала и вдова Геула со своими мальчишками. Она по-прежнему днем помогала на обозной кухне, а по вечерам стирала солдатскую одежду. Работы было много, и по ночам часто ломило руки, раскрасневшиеся и распухшие от холодной воды и щелока.

Но сильный молодой организм справлялся легко с любой немощью. Дети тоже, хвала Всевышнему, были здоровы. И, самое главное, Геула теперь не боялась, что они помрут с голоду.

Хозяева дома, принявшие на постой вдову с детьми, сначала с осуждением восприняли то, что она работает на врагов, убивших ее мужа. Но видя, что она трудится исключительно, чтобы не быть никому в обузу и чтобы дети были сыты и одеты, смирились с ее работой: Дети же сошлись и подружились очень.

И хотя хозяйские были старше - не обижали малышей вдовы, наоборот, защищали, как родных. Да и было интересно с ними дружить, так как пока жили в обозе с Вавилонскими солдатами, малыши немного выучили аккадский язык.

И второе, пожалуй, самое привлекательное для вездесущей ребятни: Столько новых, доселе невиданных впечатлений! Теплая, по сравнению с голодным и холодным Иерусалимом, зима быстро улетучивалась вместе с тучами, плывущими на запад. Одни сезонные сельскохозяйственные работы сменялись другими.

В месяце Адаре [9] многие женщины и старшие дети вышли убирать лен. Рано утром, по росе, они рвали его руками с корнем, затем, набрав пучки, связывали снопы для сушки. Когда стебли высыхали, их свозили во дворы и, разложив, околачивали лен колотушками. На время эта работа становилась для ребятни главным развлечением. Колотушки в их руках "превращались" в мечи и палицы, которыми они героически срубали голову Голиафу, крушили неисчислимые полчища Халдеев, сбивали на лету или, прокравшись в стан врага, ломали пучки стрел кочевников, стрелявших в защитников Иерусалима, - беспредельна детская фантазия, способная превратить даже тяжелую однообразную работу в увлекательную игру.

С приходом весны кавалеристы получили команду возвращаться к Иерусалиму, где, как только земля немного просохла после зимних дождей, возобновили свою захватническую работу рекруты инженерных подразделений. За неделю ими была построена новая осадная башня, после чего уже никто не мог препятствовать отсыпке насыпи для подведения таранов. Захваченных Иерусалимских пленников давно, еще в начале зимы, отправили в Вавилон. Осталось лишь несколько человек, которые были задействованы этой зимой в обозе; в основном это были специалисты: Идя в поход, Вавилонские кавалеристы забрали их с.

Оставалась Геула со своими малышами: И командир, и воины за зиму уже полюбили ее за добрый нрав и умелую работу.

Видя, как она готовит пищу, как моет и скребет походные котлы, как грациозно ходит за водой, как стирает, - глядя на мальчишек, весело галдящих возле нее, суровые сердца воинов оттаивали: Курди-Ашшур во всем боевом снаряжении, сидя на боевом коне, подозвал пленницу к. Геула спешно подбежала и приложилась лбом к ноге всадника; сердечко ее трепетало, как у цыпленка: Боже, Всемилостивейший не оставь нас, как Ты и ранее хранил нас!

И лишь когда он тронул своего коня с места, тихо промолвила: Впереди ее ждала новая жизнь, - какая она будет? Осада Иерусалима продолжалась - вдовствующего, сиротствующего Иерусалима. Никакой надежды Йосеф, словно кукла-марионетка, безвольно болтая руками и повесив голову, скрябал по пыльной дороге с работы домой.

На повороте дымились развалины дома какого-то знатного человека. Стена двора была разбита, в доме колоннада завалилась в кучу, словно кегли, сбитые метким шаром. И на вершине этой свалки, среди кострища из обломков кедровой обшивки и домашнего хлама, дымился истукан Шамаша: Он держал в руке "пламенеющий меч" и ногой попирал стилизованное изображение огня. И меч, и руки, и голова свалившегося с крыши идола уже обгорели и превратились в черные головешки.

Йосеф в ответ лишь грустно улыбнулся. После Пасхи родные все меньше и меньше общались между. Нет, не гнев и не обида были тому причиной, а бессилие: Все держались из последних сил. Ханна уже почти не вставала: Нет, мать-старушка и раньше не мечтала о бегстве из Города Погибели: Ханна мечтала об еще одной ночи перед Всевышним, видящим её, какую пережила, когда убегала Геула.

После того, как заболела, своим умом она уже согласилась и с тем, что сын ее тоже останется - останется уже ради нее, но сердце горело словом Божьим, сердце горело той счастливой ночью на коленях в присутствии Всевышнего. Невозможно жить по вере, не доверившись безоглядно слову Божьему, не бросившись по-детски в объятия Его благодати. Опираясь на человеческие рассуждения, жить по вере ни один из вас, уважаемые читатели, не сможет, - даже и не пробуйте: Весной по городу поползли слухи, что, как было в прошлом году, когда Вавилонская армия внезапно сняла осаду и ушла от Иерусалима, так будет и теперь: При этом самые убежденные даже находили пророческое подтверждение своим словам.

Они вспоминали, что когда-то некий пророк Анания из Гаваона предвещал, что через два года Бог сокрушит ярмо Вавилонское и царь Навуходоносор вернет назад сосуды дома Господня. И даже князья и священники верили, хотя отлично знали, что Анания говорил тогда, десять лет назад, о царе Иехонии, что тот вернется из Вавилонского плена. И видели, что ни через два года, ни через десять лет пророчество не сбылось. Знали, что пророчество ложное, и все равно верили, и все равно шептались при встрече про "два года".

Последняя надежда - она, как соломинка для утопающего: Седекия - царь Иудейский - тоже поддался обольщению ложной надежды, и, чтобы, Царь тайно призвал Иеремию пророка к себе при входе в дом Господень и сказал: Царь поклялся, что не причинит ему зла.

И сказал пророк Божий: А если не выйдешь ты к сановникам царя Вавилонского, то предан будет город этот в руки Халдеям, и сожгут они его огнем, и ты не спасешься от рук.

Если же ты не захочешь выйти, то вот что показал мне Господь? Вот, все жены, что остались в доме царя Иудейского, выведены будут к сановникам царя Вавилонского; и скажут они: Всех жен твоих и сыновей выведут к Халдеям, и ты не спасешься от рук их, ибо схвачен будешь рукою царя Вавилонского, и из-за тебя город этот будет сожжен огнем.

И оставался Иеремия во дворе стражи до тех пор, пока не был взят Иерусалим. Йосеф тоже с жадностью впитывал слухи про два года, отмеренных Вавилону. Он считал и пересчитывал месяцы и дни от первой осады до поворота Навуходоносора против Египтян, затем месяцы от возвращения и начала второй осады Иерусалима до текущего дня. И по его подсчетам получалось, что ждать уже не больше двух месяцев.

Йосеф, суетясь, размахивая руками и громко доказывая, все говорил и говорил жене и матери о своей новой спасительной версии. Те не спорили, но их мудрое молчание словно окунало его в ледяную воду. Олдама безуспешно пыталась хоть как-то сытнее сделать тот мизерный объем ячменя, что им удавалось заработать за день на строительстве оборонительных сооружений. Зерна они уже не мололи, а разбивали в ступке и смешивали Олдама, как и другие жители Иерусалима, смешивала зерна со старой половой.

Не стало половы, смешивали с мелко нарезанными корнями, цветами и листьями одуванчика. Съели этот сорняк некогда сорняк, а теперь ценный пищевой продукт, уважительно называемый: Из смесей варили супы. Насытить такие "супы", конечно, не могли, но голод на малое время утоляли. Объев траву, жители Иерусалима толкли кору деревьев и из этой "толченки", добавив перетертых зерен, у кого сколько было, варили варево, которое даже условно нельзя было назвать супчиком - путря [10] какая-то, бурда-мурда.

Не было сил варить, ели сырым. И кто спасет несчастный Иерусалим, если Господь Бог против него?! Иерусалим потонул в жаре, даже ночи не приносили жданной прохлады. В те дни Ханна совсем слегла и уже почти ничего не ела. Нет, не специально, чтобы детям больше досталось они ни за что и не приняли бы такую жертвуа из-за болезни. Сначала у нее пропал аппетит, потом исчезло ощущение голода, и чтобы поесть, ей уже приходилось усилием воли принуждать себя это делать, заставлять себя силой.

А сил становилось все меньше и меньше. Был конец месяца Ияра [11] - месяца жатвы - когда умерла Ханна. Йосеф и Олдама еще страдали. После похорон матери в доме уже не было зерна. Обессиленные, они почти не вставали и все более и более впадали в отупелое, равнодушное состояние прострации. Ах, эти "два года"! Эх, эти "два года"! Даже если бы было так на самом деле, то кто доживет? Но, что самое горькое, Йосеф теперь это понимал и смиренно принял, россказни про "два года" были всего лишь россказнями, сказкой, надувательством, бреднями для тех, про кого говорят: Никакой надежды у люда Иерусалимского уже не осталось.

Олдама Надеясь купить хоть какую еду, Олдама вышла на базарную площадь у Ворот Долины. Раньше там был далеко не главный и не самый большой рынок Иерусалима, но был настоящий Восточный базар.

Сейчас распласталась пыльным одеялом захламленная, почти безлюдная площадь. С одной стороны возвышались глиняные кучи - все, что осталось от некогда красовавшихся каменных домов. В глубине полукругом охватила башни городских ворот новая стена, подпираемая баррикадой: Был торговый день, но рыночная площадь молчала.

Даже глухонемые не молчат, они мычат, смеются, стонут, гневаются. То, что было некогда Восточным базаром, погрузилось в кому. С одного края два человека сидели, как наседки на яйцах, на своем драгоценном товаре. Они продавали куски голубиного помета. Да-да, дорогие мои читатели, на базаре продавали голубиный помет в пищу людям. И цена его в голодающем городе доходила до пяти сиклей [12] серебра за четверть каба около 0,5 л.

Напротив "наседок" несколько личностей явно бандитского вида предлагали ослиную голову за восемьдесят сиклей серебра. Хотя я очень сомневаюсь, что покажи какой покупатель такую большую сумму, он благополучно донесет до дома не то, что ослиную, но и свою голову. Олдама нерешительно приблизилась к одному из продавцов пометом, в руке потела Финикийская серебряная монета [13] - та самая монета, которую Йосеф подарил ей на свадьбе, как залог своей любви.

Последняя ценная вещь, которая у них осталась. Но священник, обойдя ее, стал шепотом торговаться с продавцом и вскоре купил четвертушку каба за свою священническую одежду из белого тонкого льна. Он уже выходил на прилегающую улочку, прижимая к груди грязный пакет с пометом, как из-за дома выскочили четыре подростка лет двенадцати и сбоку, с вывертом ударив сучковатой палкой по лицу, подхватили покупку и тут же исчезли.

В последние месяцы, помимо обстрелов и голода, Иерусалим постигла еще одна беда: Взрослые банды действовали в основном по ночам и грабили дома знатных горожан. Грабители, как правило, убивали своих жертв, убивали безжалостно и цинично. Подразделения царской охраны патрулировали эти кварталы и довольно успешно боролись с бандитами, поймав которых тут же беспощадно карали на месте. Но истинной напастью города стали банды беспризорных подростков.

Они днем и ночью везде шныряли и воровали все, что могли украсть. Внаглую отбирали все, что могли отобрать. Если это было хоть чуточку съедобным, разделив, тут же пожирали без всякой предварительной обработки. Зачастую, забравшись в дом к истощенным, они, как крысы, ползали по телам и выковыривали изо рта, то последнее, что те спешили съесть, увидев грабителей.

Никакие мольбы, никакие угрозы о каре Господней не действовали на них, - только сила. Только силу они уважали, больше того - боготворили. Всеобщее ожесточение сердец, всеобщее одичание, всеобщее озверение. Если до определенной меры испытания сплачивают людей, пробуждают в них лучшее, то, переступив некую грань страданий, люди немеют сердцами: Но горе тому человеку, который во время испытаний в страдании своем переступит черту жестокости.

В мирное время еще есть время и возможность вернуться назад, к человеческому образу. В тяжкую же, военную пору ни времени, ни возможности уже. Преступивший черту жестокости стремительно падает от зла к еще большему злу, от убийства к еще более изуверскому убийству - помешательство от жестокости: Иерусалим пребывал уже во второй и даже в третьей стадии страданий. Воистину, скорее бы конец. Хоть какой, но конец! Пройдут годы, и новые поколения уже не будут знать про всё позорящее облик человеческий.

Защитники Иерусалима станут былинными героями, - все как один, истинными героями без страха и упрека. Но тем, кто сейчас у руля жизни, нужно знать и помнить о страшном разрушении тел, и не только тел, но и душ человеческих во время войны или другой массовой беды. Знать, чтобы не допустить, а если уж пришла беда, то встать в духовный пролом: Олдаму пошатнуло, как будто в одно мгновение перед ней пролетело и увиденное преступление, и вся глубина понимания того, что сейчас происходит в ее городе.

Сначала за трудами о хлебе насущном, потом, в период безвольной прострации ее разум был зашоренным, глаза видели, но ничего не замечали, а тут прозрение! Оглушенная, ослепленная откровением пережитого и познанного ужаса, ее психика не выдержала. Это было как возвращение чувствительности раненому телу - чувствительности, а с ней вместе и боли, вплоть до болевого шока. Она схватилась руками за голову и осела на землю. Сами по себе текли слезы, и болит - го-ло-ва бо-лит!

Боль перешла в охватившее обручем онемение головы, потом всего лица, и Из черноты Олдама вынырнула, именно как бы появилась из ниоткуда посреди той же самой площади, но это была другая площадь. Вовсю кипела жизнь Восточного базара. Ай, мед, а не дыни! А здесь пирамида гранатовых яблок: Продавец тут же выдавливает красный сладкий сок: Инжир, виноград, финики - от изобилия аж дух захватывает. Пройди, Олдама, порадуй свою душу ароматом оливкового масла, ароматом миндаля.

Стройными рядами стоят пузатые кувшины. Всеми красками и оттенками Востока играют пряности из Индии, Аравии, Эфиопии.